Суббота, 28 Мая 2022

Принцип жизни Сергея Гордиенко

Friday, 18 February 2022 00:00   Татьяна СТРОГАНОВА
Принцип жизни Сергея Гордиенко K2_ITEM_IMAGE_CREDITS из архива Сергея ГОРДИЕНКО

Человек вынужден метаться между скукой и ужасом. Кажется, Шопенгауэр это сказал. Если проанализировать события жизни большинства из нас, то, собственно, так и получается. Но бывают исключения.

Есть люди, жизнь которых в целом плавна и гармонична. Известный челябинский телеоператор, директор телерадиокомпании «ЮУрГУ-ТВ» Сергей Гордиенко, отмечающий 21 февраля 65-летний юбилей, – один из таких людей. Знает секрет? Нет. Просто много лет назад он сделал для себя один очень важный вывод.

 

 Главная кнопка

– Сегодня вас по праву называют мэтром телевидения. А ведь могли, Сергей Иванович, стать космонавтом, как и хотели…

– В пору моего отрочества героями для всех мальчишек страны были летчики и космонавты. Конечно, и у меня было такое детское желание…

– Но потом мама подарила фотоаппарат, и желание изменилось? Вы тогда стали главным человеком в классе?

– Нет, не стал. Если честно, меня несколько утомлял «мокрый процесс». Это было так долго, так нудно! Приходилось закрываться в туалете, сидеть в темноте при красном свете. Я сделал несколько первых кадров, и они вышли не очень удачно, мягко выражаясь. То есть вообще ничего не получилось практически. И я на долгое время фотоаппарат отложил.

– Но ведь вас приняли на челябинскую студию телевидения, поскольку было портфолио с хорошими снимками…

– Да, я занимался фотографией. Но нельзя сказать, что любил это дело больше всего остального. «Накрыло» уже в процессе работы на телевидении.

– Но начнем с истоков. Вы ведь знаменитый выпускник ЮУрГУ. Чем запомнилась учёба на приборостроительном факультете ЧПИ?

– Об учебе отличные воспоминания! Молодость, студенчество… Это время, когда я чувствовал себя увлеченным и события развивались самым интересным образом. Учился хорошо. В дипломе в основном пятерки и четверки. Я наслаждался жизнью, каждый день узнавал что-то новое. Отличные времена!

– Окончив институт, отучившись на военной кафедре и получив звание «лейтенант», вы пошли в армию на два года. Зачем? У вас же было освобождение от срочной службы.

– Я получил предложение, от которого не принято отказываться. Военкомат – очень суровая организация, и тогда была, и сейчас. Речь шла о специальном призыве. Не хватало офицеров, ракетчиков. Так что отказаться я не мог.

– Вы держали руку на кнопке, от которой зависела судьба Европы. Каковы ощущения?

– …Когда сидишь на боевом дежурстве в шестидесяти метрах под землей и под левой рукой у тебя юг Европы, а под правой – север, возникает чувство ответственности. Понимаешь, что нужно быть внимательным, аккуратным, думать над каждым своим действием и движением. Я служил офицером. Отношение ко мне со стороны командиров всегда было очень хорошим. Все понимали… если с Европой все нормально, значит, все нормально и у нас. Поэтому впечатления о периоде службы у меня тоже самые замечательные.

Ракетные войска стратегического назначения были и остаются одним из лучших родов войск. Там дисциплина, высокий интеллектуальный уровень служащих, серьезные задачи. Ни о какой дедовщине речи не шло. Прежде чем сесть за пульт, нужно было многому научиться, поэтому первый год я получал знания, осваивал новую технику. И только потом, когда сдал соответствующие «допуски», что было не так просто, заступил на важный и ответственный пост.

 

Премудрости и хитрости

– А что привело вас на телевидение?

– На телевидение меня привела… лень. После армии, когда стал искать работу, главные условия для себя сформулировал следующие: чтобы было недалеко от места проживания (а жил я тогда на улице Свободы) и творческий график, чтобы не от звонка до звонка. Жесткое расписание меня еще в армии утомило.

Студия телевидения была рядом с домом. Я вспомнил, что фотографировал и даже участвовал в школьных конкурсах. Бывал в те годы, к слову, и на студии телевидения. Для радиопередачи нужен был детский голос, и мой тембр устроил звукорежиссера. Из всех шестых классов 121-й школы я был единственный, кого пригласили на запись выпуска для начитки текста. Тогда впервые в жизни увидел надпись на большом экране над входом в телестудию «Микрофон включен!». «Что там такое интересное происходит?..» – думал я.

Так вот, когда после армии искал работу, увидел объявление челябинской студии телевидения о конкурсе на должность ассистента телеоператора. Подал документы, приложил несколько фоторабот, которые считал абсолютно заурядными. Но, тем не менее, они произвели впечатление на конкурсную комиссию, и меня приняли. Причем сразу предложили должность телеоператора, а не ассистента.

– На камеру люди по-разному реагируют. Многие её боятся…

– Сейчас в составе съемочной группы должен быть продюсер, который устанавливает контакт с представителями той структуры, где проводится съемка. А раньше и продюсером, и редактором был телеоператор, который первым появлялся на месте события. Нужно было договариваться. Естественно, кто-то не хотел, чтобы его снимали, особенно если контекст связан с критикой, кто-то просто в плохом настроении, посылает подальше всех окружающих, и человека с камерой в первую очередь. Всегда приходится устанавливать контакт: поговорить о чем-то отвлеченном, какую-то шуточку ввернуть для создания на съемочной площадке непринужденной атмосферы. Очень важна она для получения нужных кадров.

– Приходилось хитрить?

– Конечно! Иногда говорил, что съемка будет потом, а съемка уже шла давно... По-разному люди реагировали. Важно, что получится на выходе, оценивать по конечному результату. А результаты моей деятельности были известны. Титры на челябинской студии телевидения выдавали постоянно в финале передачи, и все их прочитывали. Друзья и знакомые говорили мне: «Слушай, вот ты в титрах сначала, как оператор, был на последнем месте, а теперь уже на втором, после журналиста…». На нас, телевизионщиков, в то время обращали большое внимание. Знали в лицо, следили за нашей деятельностью. Мне как оператору доверяли, и герои охотно соглашались на съемки.

– А с буйными доводилось сталкиваться? Иногда ведь грозятся разбить камеру, когда съёмка нежелательна…

– При генеральном секретаре Юрии Андропове в стране проводилась антиалкогольная кампания. Случались очень неприятные, но необходимые съемки в вытрезвителе. Нужно было показывать людей, которые ведут асоциальный образ жизни или оступились. Немало происходило неприятных моментов взаимодействия… Но я постарался быстро уйти с этой темы.

– Тем более что вы человек непьющий и некурящий, высоких моральных устоев. В творческой среде того времени это было редкостью. Вы ведь выпадали из общего контекста?

– Ну, творческая среда того времени – это вообще отдельный разговор. Да никуда я не выпадал. Убежден, что во всех аспектах «красивой жизни» важно не бросаться из одной крайности в другую. Если постоянно штормит, непременно возникают эксцессы, которые потом боком тебе выйдут. Нужно во всем знать меру, придерживаться золотой середины, и тогда будет долговременный позитивный результат.

– А вот эти хитрости, на которые вы шли, будучи оператором… Как они сочетались с вашим моральным обликом комсомольского вожака? Обманывать же нехорошо…

– Ну, во-первых, это была производственная необходимость, а во-вторых, комсомольский вожак – слишком громко сказано. Дело в том, что, когда я служил в армии, для того чтобы иметь допуск к боевому дежурству, нужно было быть членом компартии. Поэтому я тогда в нее вступил. О чем, кстати, не жалею и готов рассуждать на эту тему. Но яростным последователем коммунистических идей я все-таки себя не считал. Опять же нужно во всем знать меру. Это и здесь работает.

– Тем не менее, вы являли собой пример, проводили комсомольские собрания. Порой жёсткие…

– Комсомольские собрания – это здорово! Я считаю, что главным там был – разговор о деле. Если есть о чем поговорить, если есть хорошее дело, которое ты любишь, занимаешься им 24 часа в сутки и хочешь направить кого-то в это русло, комсомольское собрание становится даже интересным, а не только полезным. Если тема собрания имеет отношение к профессиональной деятельности, к ее качеству – это прекрасно! Надо обсуждать нюансы, вызывающие вопросы. Дисциплинированность, которую я считаю непременным своим качеством, всегда мне помогала в работе – и операторской, и комсомольской.

– На каком этапе сформулировались ваши жизненные принципы?

– Да я не формулировал для себя что-то конкретное. Считаю, что эти принципы логически сложились, в первую очередь благодаря образу жизни семьи. Я был единственным сыном у матери, которая работала учительницей начальных классов. Ее воспитание, та жизнь, которая была тогда и потом, – все это как-то меня сформировало. Наверное, есть люди, осознанно создающие себя как личность. Но я не из их числа. Все сложилось в результате взаимодействия меня и окружающей среды. Все естественно, все натурально. Просто всегда старался быть в центре событий и пропускал их через свое восприятие. Важно, чтобы происходящее трогало, как-то отзывалось в душе. Тогда получается хороший результат фотосъемки, видеосъемки… да в любом деле.

 

Творческий тандем

– Что стоит за словосочетанием «стиль Сергея Гордиенко»?

– А есть такое словосочетание?

– Вне сомнений!

– Хм… Ну это такой… стильный вопрос. Наверное – ответственное отношение к своему делу, стремление к максимально высокому качеству результата.

– Это подход. А стиль операторский, он в чём?

– Ну тогда… композиция, свет и цвет – все должно быть идеально. Все, что возможно, ты должен сделать на высшем уровне.

– Вот какие вы высокие планки задаете!..

– Да, к этому надо стремиться. Это труднодостижимо, если вообще достижимо. Но главное – вектор, направление движения. Я ведь и на ВГТРК попал благодаря высоко заданной планке. До создания российского телевидения было одно центральное телевидение в Москве. По всей стране шли трансляции с помощью спутниковых антенн и релейных станций. Когда Россия стала самостоятельным государством, появилось новое, российское телевидение. Туда приглашали людей, которые могли бы сочетать высокий профессионализм и умение видеть и показывать новую жизнь, зарождавшуюся в то время. Чтобы попасть на работу на ВГТРК, нужно было быть человеком не просто высокопрофессиональным, но и поддерживающим веяния обновленной страны.

Всероссийское телевидение, по сути, создавалось с нуля. Таким образом, лучшие на тот момент региональные профессионалы-телевизионщики оказались в Москве. Южный Урал представляла Людмила Шестеркина, а она уже пригласила меня – как человека, которому предстояло осуществлять не только съемку, но и техническую поддержку создаваемого корпункта ВГТРК в Челябинской области.

Жизнь выбрала нас, чтобы делать российское телевидение на региональном уровне. Более десяти лет мы работали в творческом тандеме. Ездили также и в Курганскую, Пермскую, Свердловскую области. Самые значимые события эпохи Перестройки, происходившие на Урале, были на кончике пера Людмилы Петровны и в объективе моей камеры. Брали интервью у всех замечательных людей того времени, начиная с Президента и членов правительства и заканчивая шахтерами, колхозниками и бомжами эпохи Перестройки.

– Вы никогда не боялись трудностей, в том числе и бытовых? Легко сказать «сняли сюжет». Но ведь речь порой шла об удалённых населённых пунктах. Несколько часов по бездорожью туда и обратно без обеденных перерывов при не всегда приятных погодных условиях… Всё оперативно написать, снять, смонтировать – непростые задачи.

– Вы правы. Работа в программе «Вести» подразумевает не только глубину материала, но и очень высокую степень оперативности. Сюжеты снимали, что называется «с колес». Пока ехали на место съемки, соображали, что, где и как нужно снять. Заранее все выстраивали. Людмила Петровна на коленке писала наброски закадрового текста, а я на обратном пути садился за пульт, чтобы отснятым кадрам придать некую последовательность перед монтажом.

Скажу больше: когда только создали корреспондентский пункт, у нас не было ни оборудования, ни машины. Меня послали в Москву, чтобы потом на Горьковском автозаводе получить «Волгу». Шел 1991 год, это было время путча. Помню, идем по улице столицы с водителем, мимо нас танк едет. Вдруг он останавливается, открывается люк, командир высовывается и спрашивает: «Ребята, а где здесь Белорусский вокзал?..». В гуще событий даже тогда довелось очутиться. Так что бытовые вопросы мне никогда не были интересны. Другой жизнью мы жили.

 

Петля судьбы

– Думали ли вы, служа в армии, работая на ВГТРК, что вернётесь в ЮУрГУ? Это ведь буквально репортаж с петлёй судьбы на шее!..

– Конечно, не думал. И представить себе не мог. Все сложилось само собой под воздействием происходящих в моей жизни событий. Волею судьбы круг замкнулся. Правда, на ином, более высоком уровне. Я снова очутился в родном университете, только уже не в качестве студента, а в должности директора студенческой телерадиокомпании «ЮУрГУ-ТВ» – единственной в России, а может, даже в мире. Наш тандем с Людмилой Шестеркиной продолжился и здесь.

– Вы были не только участником, но и зачастую главным героем многих технологических революций. Каждый раз – новая техника, непонятные устройства. Спросить, как это работает, не у кого. Откуда знания?

– А нужно было учиться на приборостроительном факультете ЧПИ. Лучшего технического образования не было и нет. База, которую давали в то время и сейчас дают в ЮУрГУ, позволяет разбираться в технических нюансах. Они не затрудняют тебя, а, наоборот, помогают раскрыть какие-то новые возможности, новые грани. Техника должна способствовать получению все лучших результатов.

К примеру, раньше невозможно было снимать при низкой освещенности. Чувствительность камер не позволяла. Нужно было направлять огромные софиты на объект съемки, пугая при этом героя. Он закомплексовывался и порой не мог отвечать на вопросы, поскольку в глаза ему светил мощный прожектор.

Когда была получена первая камера КТ-190 советского производства, я даже при минимуме света добивался лучшего результата на интервью. Не пугал героя большим количеством осветительных приборов, а настраивал камеру определенным образом. Человек раскрывался, вел себя естественно, поскольку ему было комфортно отвечать на вопросы журналиста. Без знания техники это было бы невозможно.

Это сейчас все просто: включил телефон – и не надо думать о том, что не хватает света или будет тихий звук. Эта кажущаяся простота создания видеоряда с помощью гаджетов развращает. Снял на телефон – и ты уже телеоператор, звезда TikTok. Но оператором можно стать, только зная технические нюансы и понимая, что каждый кадр – это большая ответственность. Оператор ставит перед собой сложные и важные задачи. Ничего общего с хайпом это, конечно, не имеет.

– Итак, 18 лет назад в ЮУрГУ была создана уникальная в масштабах страны телерадиокомпания, вещающая круглосуточно...

– В наше время круглосуточно вещать вообще нет никакой проблемы. Были бы желание и зрители. Но «ЮУрГУ-ТВ» – это действительно уникальная структура. До сих пор не только в России, но и в мире нет студенческого телевидения, реально вещающего на профессиональном уровне в течение такого длительного времени. Только в самых крупных университетах Америки существуют видеопроизводящие студии.

…16 лет назад Герман Вяткин, в то время ректор нашего университета, заканчивал преобразование ЧГТУ в универсальный вуз, в котором бы гармонично сочетались техническое и гуманитарное направления. Он пригласил нас с Людмилой Петровной для создания и развития гуманитарной составляющей образования. Появились социально-гуманитарный факультет, кафедра телевизионной и радиожурналистики. Задачи, которые ставились перед этими учебными структурами, решались совместно с телерадиокомпанией. Она стала площадкой для базовой практической подготовки студентов гуманитарных направлений.

Ныне ректор ЮУрГУ Александр Шестаков ставит перед нами те же задачи, но только уже на другом уровне. Необходимо развивать международную составляющую деятельности университета, достойно представлять вуз в Интернете и соцсетях по всему миру, нужна мощная медийная поддержка. Эти задачи успешно решаются, в том числе и нашей телерадиокомпанией.

 

Лучшая награда

– Насколько я поняла из интервью, ваше жизненное и профессиональное кредо – золотая середина. Не подскажете молодому поколению, как её найти?

– Вот когда шишки набьешь, когда побросает жизнь от одного борта к другому, тогда и поймешь ценность золотой середины, и потом уже будешь ее интуитивно чувствовать. Хочешь добиваться результата в кратчайшие сроки и с наименьшими потерями – надо придерживаться принципа золотой середины. При этом каждый должен находить ее сам. Универсальный совет здесь невозможен.

– У вас очень много наград. Какая из них самая ценная? Как вы в принципе к ним относитесь?

– Я спокойно отношусь к Почетным грамотам различных структур, в том числе и губернатора, и Законодательного собрания, и университета. Особой роли в моей жизни награды никогда не играли. Для меня гораздо важнее, когда предоставляют возможности для достижения профессиональных целей. Силами «ЮУрГУ-ТВ» мы снимаем серьезные документальные фильмы, которые получают высокую оценку профессиональных экспертов. Это вдохновляет на новые масштабные творческие проекты.

– Когда студенты проявляют желание работать на «ЮУрГУ-ТВ», вы сразу видите, будет ли толк?

– Конечно, опыт профессиональный и жизненный позволяет рассмотреть творческую искру. Толк будет, если к ней добавятся ответственность и профессионализм. Мне интересно работать с любопытными студентами, которые хотят чего-то достичь в этой жизни. В моем возрасте любопытство уже немного притупляется. А вот если у начинающего журналиста глаз не горит, это странно.

– И последний вопрос, Сергей Иванович. Ваша жизнь – это одно сплошное телевидение. Не устали вы от него?..

– Оно действительно окружает меня со всех сторон, и в университете, и дома. Вечером приходит с работы жена – главный режиссер ГТРК «Южный Урал». Сын – режиссер и оператор частной видеостудии – собирается снимать телефильм о путешествии по Крыму. Телевидение – мое увлечение, мое счастье, моя жизнь. Разве можно от этого устать?!

Основа телерадиокомпании – профессионалы высокого класса, с которыми мы работаем уже много лет. Каждый год приходят молодые креативные ребята, а выпускники покидают стены альма-матер. Сменяются поколения и на «ЮУрГУ-ТВ». «Вечно зеленая телерадиокомпания» заряжается неиссякаемой энергией молодости и уверенно движется вперед.

Read 476 times Published in: [ Университетская жизнь ]
X
NEXT_SUGGESTED_ARTICLE

В неожиданном ракурсе

Я всегда очень сильно интересовался фотографией. Это увлечение уходит корнями в раннее детство. Когда я был совсем маленьким, то часто с замиранием се...

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.

Name *
Email  *