Print this page

Готовы к Вахте памяти

Thursday, 28 April 2022 00:00   Иван ЗАГРЕБИН
Готовы к Вахте памяти K2_ITEM_IMAGE_CREDITS Данила РАХИМОВА и из архива музея истории ЮУрГУ

В Челябинске стартовал региональный этап "Вахты памяти" – всероссийской акции, цель которой – почтить память погибших в Великой Отечественной войне. В поисковых работах на местах боёв  примут участие бойцы отрядов из Челябинской области.

По зову сердца

Поисковые отряды с разных концов страны выезжают в экспедиции на места боёв, ищут навсегда оставшихся на полях сражений бойцов и командиров Красной Армии, чтобы по возможности вернуть из небытия имена погибших, а затем с воинскими почестями предать земле останки тех, кто отдал жизнь за Родину.

В таких экспедициях неоднократно бывал и студенческий поисковый отряд «Поиск» Южно-Уральского госуниверситета, созданный в 2005 году по инициативе студента автотракторного факультета Андрея Платонова. В составе отряда – добровольцы из разных институтов и высших школ ЮУрГУ, среди них много слушателей Военного учебного центра. Парни и девушки идут в отряд по зову сердца, понимают всю важность своей работы. Так, один из нынешних его бойцов – студент Юридического института Марсэль Хамматов рассказал университетским СМИ, что недавно узнал: поисковики нашли останки его родственника Вахита Исламова, павшего смертью храбрых, – и поэтому сам решил стать поисковиком.

Как правило, окончив вуз, выпускники уходят и из «Поиска», поэтому отряду постоянно требуется смена, он зовёт в свои ряды тех, кто неравнодушен к истории страны, судьбам защитников Отечества.

Конечно, берут не всех: есть определённые требования к состоянию здоровья, уровню физической подготовки, морально-психологическим качествам. Разумеется, ребята знакомятся с Кодексом чести поисковика. Все прошедшие отбор слушают специальный курс, учатся оказывать первую медицинскую помощь, знакомятся с правилами техники безопасности на местах раскопок.

Вступая в отряд, молодые люди получают возможность прикоснуться к истории Великой Отечественной войны, отдать дань памяти павшим солдатам, принять участие в архивно-исследовательской работе по установлению и уточнению сведений о погибших защитниках Родины, помочь в розыске их родственников. Кроме того, ребята овладевают навыками выживания, ориентации на местности, фото- и видеосъёмки в тяжёлых условиях. И, конечно, общаются со сверстниками-поисковиками со всей России на крупных форумах, собирающих поисковые отряды из десятков регионов.

На встрече, прошедшей в музее истории ЮУрГУ, нынешние члены отряда «Поиск» увидели найденные на местах боёв их предшественниками предметы военного быта: личные вещи, детали снаряжения… Эти находки заняли достойное место в музее.

Обзорную экскурсию по музею для ребят провели их куратор, полковник в отставке, один из авторитетнейших сотрудников ВУЦ при ЮУрГУ, специалист по работе с молодёжью Центра профилактики асоциального поведения Юрий Мешков и директор Музейно-образовательного комплекса университета Надежда Иванова.

 

Нашёл – опиши!

Надежда Оттовна рассказала начинающим поисковикам немало полезного и интересного – в первую очередь о местах, куда отправится экспедиция. Отряд ЮУрГУ в скором времени, как и в предыдущие годы, будет действовать в составе сводного отряда поисковиков Челябинской области. Традиционно они выдвигаются в Кировский район Ленинградской области. Там во время кровопролитных боёв на Синявинских высотах, погибло много советских солдат – их останки до сих пор находят, в частности, в урочище Гайтолово, где уже не один год ведутся поисковые работы – и экспедиции будут продолжаться. Также хранительница музея напомнила ребятам, что ЧММИ – будущий ЮУрГУ – был создан в грозном 1943-м, что во время войны в Челябинск были эвакуированы многие предприятия СССР, в том числе из Ленинграда. На базе ЧТЗ был создан Кировский завод Наркомата танковой промышленности. Многие выдающиеся конструкторы ЧТЗ преподавали в ЧММИ со дня основания вуза. Кроме того, Челябинск дал приют тем, кого вывезли из осаждённого фашистами Ленинграда. Многие южноуральцы сражались и погибли за город на Неве.

Надежда Иванова, историк по образованию, знает не понаслышке, как правильно организовать археологические раскопки. Тем, кто впервые выезжает в экспедицию, её наставления весьма полезны. Нужно знать и как наладить быт в полевых условиях, и как правильно вести сами раскопки. Например, поисковику необходимы фотоаппарат и линейка, чтобы не просто сфотографировать найденное, но и показать масштаб (размер). Важно и то, как расположена находка относительно сторон света. Кроме того, директор музея пояснила, как важно бережно относиться к найденным предметам и останкам погибших – не только из предосторожности, но и, главным образом, из уважения к памяти павших за свободу нашей Отчизны.

Директор музейно-образовательного комплекса напомнила, что на самом деле поисковое движение зародилось ещё в СССР – и студенты нашего вуза активно в нём участвовали. К большому сожалению, многие сделанные ими находки, снимки остались без подписей, без описания, так что сейчас крайне сложно установить, кто, когда и что нашёл и сфотографировал. Поэтому Надежда Оттовна советует нынешним и будущим поисковикам обязательно вести дневники и подписывать фотографии, комментировать голосом видеосъёмки, описывать фото и видео. Конечно, на раскопках ребята много и тяжело работают физически. И всё же нужно не лениться, находить силы и время на ведение документации. Эти записи крайне важны, чтобы тем, кто увидит найденное и отснятое, было понятно, что, где, когда и кем запечатлено для истории, когда, где и кем сделана та или иная находка, где, когда и кто именно из бойцов поискового отряда был на раскопках. Ведь человеку свойственно многое забывать. Да и состав поискового отряда меняется быстро. И очень важно передать следующим поколениям память об экспедициях, об их участниках и находках на местах боёв.

 

След в истории – след в науке

На места, где шли бои, выезжают студенты разных направлений подготовки, в том числе историки. Некоторые из них впоследствии брались за серьёзные исследования, связанные с изучением мест сражений Великой Отечественной войны. Находки поисковиков становились основой этих изысканий. Так, боям на Синявинских высотах была посвящена выпускная квалификационная работа студентки ЮУрГУ Светланы Смольниковой. Был проанализирован большой объём литературы, в том числе воспоминания участников тех сражений, материалы поисковых экспедиций. Найдено много исторических фотографий, иллюстрирующих, в каких условиях – грязь, холод, дожди, распутица – шли боевые действия, насколько силён был враг, какие беды принесла война мирному населению. Похожую тему выбрала для исследования студентка ЮУрГУ Гульшат Гарипова, тоже историк и участница поисковых экспедиций. Научный руководитель у обеих – доцент кафедры отечественной и зарубежной истории Александр Тимофеев.

 

Вернуть из небытия

К сожалению, далеко не всегда удаётся точно установить имя воина, отдавшего жизнь за Родину. Поэтому так много солдат и офицеров считаются пропавшими без вести. Причины разные. Нередко тела павших солдат, например, засыпало землёй при взрыве снаряда – и их не находили. Какие-то захоронения были забыты, стали безымянными. Поисковики находят их – и делают всё, чтобы погибшие защитники Родины вновь обрели имена, а их прах был предан земле с воинскими почестями. Но зачастую теперь, спустя десятки лет, уже не установить, кем был павший солдат. Во время Великой Отечественной войны в Рабоче-Крестьянской Красной Армии вместо металлических жетонов использовались закручивающиеся карболитовые пенальчики, куда бойцы вкладывали специальные бланки или просто листки со своими именами и данными. Бланк заполнялся в двух экземплярах, нередко – карандашом, не слишком разборчивым почерком. В случае гибели бойца один экземпляр отправлялся в канцелярию, второй оставался с телом и передавался родственникам после погребения. Те, кому не хватило пенала, заменяли его гильзой от патрона к винтовке Мосина. Вытащив пулю и высыпав порох, клали в гильзу записку, а затем затыкали отверстие перевернутой пулей. Со временем в гильзу или недостаточно плотно завинченный пенал просачивалась вода, бумага размокала, текст размывался… А многие советские солдаты вообще не вкладывали записку в смертный медальон, не заполняли данные или не брали пенальчик с собой в бой, считая это плохой приметой.

Найденные пеналы следует вскрывать, используя специальные методики, выработанные участниками поисковых отрядов, чтобы не повредить его и не потерять хранящиеся в нём сведения. Скрученную записку нужно разворачивать очень бережно. Но даже если медальон найден и записка в нём поддаётся прочтению, родных солдата найти удаётся не всегда. Так, в Мгинском районе, возле деревни Гайтолово поисковики ЮУрГУ обнаружили останки старшего сержанта Сергея Васильевича Перлова, уроженца деревни Усадьба Калининской (ныне Тверской) области, который погиб 21 января 1943 года. Установить его личность помог смертный медальон. К огромному сожалению, родственников этого человека разыскать не удалось, хотя, возможно, они всё-таки живы. Кроме того, найдены были личные вещи старшего сержанта Перлова, которые заняли место в музее истории ЮУрГУ: обломок пластмассовой расчёски, небольшой однолезвийный складной нож, круглое зеркальце, возможно, изготовленное кустарным способом – из двух прозрачных стёкол и зажатой между ними серебряной фольги: в окопах зачастую не хватало самых обычных вещей, поэтому солдаты, как умели, старались найти выход из положения.

 

Вещи героической эпохи

В музее истории ЮУрГУ мне довелось бывать много раз. Оставляет большое впечатление масса материалов, рассказывающих о деятельности поисковиков – не только тех, кто связан с нашим вузом. Тут и вырезки из газет, и фотографии, и грамоты, и благодарственные письма, и различные находки. Но, как и в любом музее, часть вещей находится в запасниках, поскольку музейное пространство ограничено. За всё время работы поискового отряда найдены останки более двух сотен бойцов, сотни всевозможных вещей, в том числе военного периода – предметов снаряжения и окопного быта...

У каждого предмета – своя история: где изготовлен, где и кем использовался. Каждую находку надо поставить на учёт, описать, сфотографировать – и найти ей место. А это колоссальная работа. Обращаться с находками следует очень осторожно – некоторые из этих немых, но красноречивых свидетелей трагической и героической эпохи дошли до нас в очень плохой сохранности.

Как вы думаете, зачем могла в военном быту пригодиться пустая гильза? Можно было, как упомянуто выше, сделать из неё смертный медальон. А ещё – вставить в неё огрызок карандаша, чтобы удобнее было писать. Умельцы делали из гильз зажигалки, подсвечники, а из больших, снарядных, светильники – такие экспонаты тоже есть в музее.

Или взять, к примеру, котелки. Такие использовались в РККА, подобные были и в армии Российской империи. Сначала их изготавливали из меди, латуни, лужёной жести, а позже, в советское время, из алюминия. Производство котелков и фляг было налажено, в частности, на ленинградском заводе «Красный выборжец». Во время войны алюминия не хватало, поэтому котелки начали делать из стали. А вот эмалированные стальные кружки. На одной клеймо в виде чайника: такие делало предприятие в Ростове-на-Дону, затем эвакуированное в Челябинск и Омск.

Вот советские каски. Советские штыки. Коробки из-под боеприпасов – мин. Предметы солдатского снаряжения. Например, сумка для ручных гранат. Такие в войну носили на поясе наши пехотинцы. В них три отделения: два больших – для гранат, третье, малое – для детонаторов, которые вставлялись в гранаты перед боем. Шили сумки, как правило, из брезента, парусины или палаточной ткани.

Малые пехотные лопаты. Смотришь на них и вспоминаешь беседы с фронтовиками. Они говорили: чем глубже роешь, тем надёжнее укрытие, тем больше шансов уцелеть и выполнить поставленную задачу. Скольким бойцам приходилось с помощью таких лопат вгрызаться в грунт, чтобы окопаться, закрепиться на местности… И в какой грунт! Зимой земля промёрзает – копать неимоверно тяжело. Летом не легче: где-то почва каменистая, а где-то, наоборот, болотистая, чавкающая под ногами. Копнёшь – и ямка начинает заполняться водой.

Конечно же, на местах боёв полно не только стреляных гильз и пустых пулемётных лент, но и самих боеприпасов: где-то граната упала и не взорвалась, где-то расчёт орудия или миномёта погиб – и снаряды остались в окопе неиспользованными. Поэтому поисковики работают максимально осторожно. В случае надобности вызывают сапёров. Разумеется, те гранаты, мины и снаряды, что выставляются в музее, давно обезврежены. Стараниями поисковиков и Н.О. Ивановой установлено, что это были за боеприпасы – советские или немецкие патроны, мины, снаряды, каков их калибр, для какого они оружия – пулемёта, миномёта, пушки…

Разумеется, на местах раскопок находят вещи не только советских воинов, но и солдат противника. Вот, например, немецкая пластмассовая игольница-футляр, обнаруженная поисковиками в 2018 году. Правда, сохранилась лишь часть изделия, на дне которого дата изготовления – 1941-й – и фирменное клеймо.

Попадаются ребятам детали вооружения и снаряжения, инструменты, замки, даже подковы… Вот, например, магазин от самозарядной винтовки системы Токарева. Или маслёнка от пулемёта «Максим»… Потом эти вещи показывают в ходе экскурсий студентам, преподавателям, сотрудникам, гостям вуза.

Кстати, часть находок не хранится постоянно в музее, а используется для выставок и иных проходящих в стенах ЮУрГУ мероприятий, цель которых – гражданско-патриотическое воспитание молодёжи.

 

Работа поисковиков трудная, тяжёлая. Но, по счастью, есть неравнодушные к истории страны парни и девушки, чей девиз – «Искать! Нельзя забыть!». Они готовы бескорыстно заниматься этим важным, нужным, благородным трудом. Поиски будут продолжаться – и ребята будут вносить свой вклад в сохранение памяти о Великой Отечественной войне. Есть известное выражение: народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего.

А если память народа жива, жива совесть, значит, будущее у страны есть.

Read 555 times Published in: [ Университетская жизнь ] Last modified on Tuesday, 03 May 2022 23:12