Среда, 12 Мая 2021

Людмила Шестёркина: «Если ты принадлежишь журналистике – она подарит тебе весь мир»

Thursday, 29 April 2021 00:00   Дарья ЛАЗУТКИНА, СГ-112

Многие в Челябинской области знают Людмилу Петровну Шестеркину. Журналист с 35-летним стажем, Заслуженный работник культуры РФ, вице-президент Евразийской академии телевидения и радио, в недавнем прошлом декан журфака, а сегодня заместитель директора Института медиа и социально-гуманитарных наук, заведующий кафедрой журналистики, рекламы и связей с общественностью ЮУрГУ, доктор филологических наук – это все она. Уже много лет под ее чутким руководством студенты-журналисты превращаются в настоящих медиапрофессионалов.

Это интервью не просто о журналисте, преподавателе, оно о женщине и ее призвании. Кем Людмила Петровна мечтала быть в детстве, как попала на телевидение, чему она учит студентов и чему учится у них – узнаете из первых уст.

– Людмила Петровна, кем вы хотели стать в детстве?

– В детстве я мечтала стать учительницей. Вы знаете, в школе мне очень рано начали доверять работать, если можно так сказать, в младших классах. Когда я сама была в пятом классе, моя первая учительница пригласила меня помочь ей заниматься с первоклассниками. Я до сих пор помню, как она мне однажды сказала: «Я, наверное, плохо объясняю». Я говорю: «Почему?». Она мне: «Ты представляешь, не понимают значения слова “эпиграф”. Вот я им объяснила, что такое “эпиграф”. Открываю сочинение на тему “Золотая осень”, а у него эпиграф: «Забил заряд я в пушку туго. И думал: угощу я друга!». Мы с ней хохотали.

Она мне доверяла вести уроки, я занималась с ребятишками, помогала им. И знаете, мне это очень нравилось. Потом я поступила в педагогический институт и была в полной уверенности, что выбрала образование по призванию. Я с удовольствием училась на историческом факультете, потому что для меня историки – это такая особая каста среди гуманитариев. Они обладают энциклопедическими знаниями, которые дают представление не только о прошлом, но и о настоящем. Я обожала Древний мир. Любила Древнюю Грецию и Древний Рим, знала все сказки, мифы и легенды. Но я недолго проработала учителем истории: судьба повела меня по другим дорогам, и я пришла в журналистику. С этого момента началась моя журналистская биография, и я очень рада, что так случилось в моей жизни.

 

«Я всегда говорю, что если ты принадлежишь журналистике – она подарит тебе весь мир»

– Как вы поняли, что журналистика – это ваша профессия, ваше призвание?

– Вы знаете, мне кажется, призвание – это такое состояние и такая работа, которую ты воспринимаешь как подарок судьбы. Конечно, ты должен этим зарабатывать себе на жизнь, знать цену и копейке, и зарплате. Но не это определяет твое существование в профессии. Его определяет твой бесконечный интерес к жизни, возможность узнавать что-то новое и готовность открыться миру. Я всегда говорю, что если ты принадлежишь журналистике – она подарит тебе весь мир. А еще она оставила мне мою мечту – я ведь вернулась к преподаванию. Я освоила другую профессию, проработала в ней больше 30 лет – и зашла в нее с другой стороны. Мне это самой очень любопытно.

– Почему ваш выбор пал именно на теле- и радиожурналистику? Почему не печать, к примеру?

– Вообще, я начинала писать в газету. И меня даже хвалили редакторы, потому что я никогда не сопротивлялась, когда они сокращали мои материалы. Никогда, будучи молодым журналистом, я не претендовала на то, что «Ой, это так гениально! Это нельзя сокращать!». Иногда от моего материала оставалась просто маленькая заметка. Меня, правда, это не расстраивало. Я очень быстро поняла специфику газеты: тема, стиль изложения имеют значение, но количество строк всегда ограничено.

На телевидении меня пригласили в новости. Моя первая съемка была о начале посевной кампании. Я поехала с оператором снимать в поле, ничего при этом не понимая ни в телевидении, ни в сортах зерна, ни в марках комбайнов. Но со мной был очень опытный оператор, и всё прошло благополучно. Вообще, мне кажется, что в журналистике всем хорошо начинать именно с новостей, потому что умение работать с информацией лежит в основе любого журналистского жанра. Причем важно умение достать ее, проанализировать, отсортировать, продумать, понять, то есть владеть информацией.

– А как вы открыли для себя мир радио?

– Однажды я участвовала в конкурсе дикторов на радио. Это тоже было по молодости. Я пришла на этот конкурс из чистого любопытства, просто попробовать свои силы. Работать на радио я не собиралась. И вот все сидят, молодые девчонки, переживают, потому что многие сознательно пришли, чтобы получить это место. Смотрю, одна девочка сидит и плачет. Я говорю: «Ты чего плачешь?». Она говорит: «Посмотри, какой мне текст попался. В нем слово “росомаха”. Я же буду шипеть, свистеть. Мне в жизни этот текст хорошо не прочитать». Я говорю: «Чего ты переживаешь, давай поменяемся». Мы с ней поменялись, я взяла эту «росомаху». В итоге я прошла по конкурсу и начала объяснять комиссии, что не собираюсь здесь работать, что я просто поучаствовала и все. Девочки так на меня смотрели… Мне до сих пор неловко от того, что я составила конкуренцию людям, которые могли получить это место. Потом редакция меня долго уговаривала. Им хотелось, чтобы я работала у них. Но я тогда еще не была готова. И, конечно, не подозревала, что радио ко мне тоже вернется.

Когда я уже работала собственным корреспондентом российского телевидения, редакция Радио России предложила делать сюжеты и для них. Я говорю: «Коллеги, поймите, нам некогда. Мы делаем по 10–14 телесюжетов для программы «Вести» в неделю. Мы иногда за день тысячи километров наматываем – не до радио!». И все-таки они меня уговорили. И я очень этому рада. Знаете, радио вернуло меня к слову. На телевидении своя специфика: во-первых, есть «картинка», за которой можно спрятаться, во-вторых, так называемый «телеграфный стиль» изложения в новостях – тут многого не опишешь словами, да и не надо. А на радио как раз нужно писать так, чтобы человек сразу представил себе событие. И я почувствовала, что возвращаюсь к тому, как действительно надо писать тексты. Я полюбила радио и записывала до 60 радиоматериалов в месяц.

 

«Вот уже более 15 лет самые главные люди телекомпании “ЮУрГУ-ТВ” – вы, студенты»

– Как вам пришла идея организовать кафедру в университете?

– В ЮУрГУ была кафедра журналистики. На ней студентов готовили для работы в печатных изданиях. Герман Платонович Вяткин, в ту пору ректор, а сегодня президент ЮУрГУ, пригласил меня создать новую кафедру – телевизионной и радиожурналистики, чтобы готовить журналистов для электронных СМИ. Мы пришли в университет вместе с Сергеем Ивановичем Гордиенко. Мы долгое время работали на Челябинском ТВ и были первым журналистским «эшелоном», который создавал в годы Перестройки новое российское телевидение, то есть имели за плечами огромный опыт. К тому времени уже десять лет работали в корпункте ВГТРК для программы «‎Вести» и подготовили больше трех тысяч материалов.

В университете мы организовали кафедру, первый учебный телерадиоцентр и сразу начали создавать телерадиокомпанию «ЮУрГУ-ТВ», площадку для подготовки нового поколения журналистов. Это была первая в России производящая и вещающая студенческая телерадиокомпания. И вот уже более 15 лет самые главные люди в ней – вы, студенты. И сегодня для вас в ТРК «ЮУрГУ-ТВ» есть неограниченные возможности с точки зрения и технологического, и международного развития. На данный момент мы развиваем VR-журналистику, работаем в условиях мультимедийной интеграции университетских СМИ, готовимся к конференции, которую на базе ЮУрГУ будут проводить ЮНЕСКО и Всемирный конгресс по журналистскому образованию.

– Вы упомянули Сергея Ивановича Гордиенко. Как вы познакомились с ним?

– С Сергеем Ивановичем мы вместе работали на челябинском телевидении, он был телеоператором, а я была редактором. Когда мне предложили стать собственным корреспондентом Российского телевидения, я пригласила Сергея Ивановича в операторы ВГТРК. Все эти годы мы работали в тандеме. Я ориентировалась на Сергея Ивановича, потому что видела в нем незаменимые профессиональные качества, в том числе умение видеть картинку, монтажно снимать, монтировать, правильно распорядиться светом. Таким образом в челябинском корпункте появился оператор, за картинку которого можно было быть спокойной. В работе мы всегда с полуслова понимали друг друга. Это очень важно.

 

Я очень чувствую тех, кто уже «заражён» нашей профессией

– С кем вам больше нравится работать: с первокурсниками, которые приходят с горящими глазами, полные идей, но без навыков в журналистике, или со старшими курсами, магистратурой, которые уже дипломированные специалисты, профессионалы?

– Я люблю всех студентов. По секрету вам скажу, все трудности, все вопросы, которые возникают у ребят, я решаю только в их пользу. Вы знаете, когда приходит первый курс, я сразу вижу тех, кто нас, что называется «прославит», то есть обязательно состоится в профессии. Я очень чувствую тех, кто уже «заражен» нашей профессией. Но меня знаете, что беспокоит? Что школьники и студенты учатся друг у друга в интернете. Я глубоко убеждена, что молодые должны учиться у взрослых. Вы даже не представляете, как с высоты опыта видны многие неприятные вещи, которых можно запросто избежать.

Конечно, вы все равно набьете своих шишек, и у вас будет собственный опыт, но тому, что вы должны знать «на берегу», мы обязаны вас научить, сориентировать вас в основополагающих вещах, ценностях, направить на нужный путь в профессии. Думаю, моя миссия – в этом. Знаете, что греет мне душу? Когда нашим студентам на практике говорят: «Мы готовы вас хоть завтра взять на работу» ‎. Или вот недавно руководитель крупной телекомпании поделился со мной: «Понимаешь, вот приходят выпускники твои и выпускники других вузов. Выпускникам других вузов нужно время, чтобы адаптироваться. А твои приходят, переступают порог и сразу начинают работать». Я говорю: «Для меня самый лучший комплимент, что наши студенты имеют очень серьезную подготовку к работе».

 

«Я люблю вас и люблю свою профессию. И считаю, что это одна из лучших профессий в мире»

– А вы чему-то учитесь у студентов?

– Конечно! Каждый день. Это взаимный процесс. Во-первых, я не стесняюсь учиться у студентов каким-то новым технологиям, если я их, например, только для себя открыла. Во-вторых, я учусь у студентов отношению к жизни. У молодежи оптимистичный взгляд на жизнь. Если говорить по-родственному, то вы уже, безусловно, относитесь к поколению моих внуков. Мне очень хочется научиться у вас понимать какие-то современные тенденции, равно журналистские, профессиональные или музыкальные. Я люблю вас и люблю свою профессию. И считаю, что это одна из лучших профессий в мире.

– Как вы относитесь к тому, что многие журналисты говорят о том, что журналистское образование бесполезно?

– Во-первых, журналистское образование журналистскому образованию рознь. Во-вторых, может, они не получили какого-то должного образования. Вы знаете, мы уже работали в телерадиокомпании, и рядом с нами были вузы, которые учили своих студентов так: на листочке рисовали им монтажный стол. Уровни образования разные. Я думаю, что журналистское образование – это абсолютно полноценная вещь. Оно журналисту никогда не помешает.

Вся суть в том, что наша профессия – открытая, в отличие от медицины, например. Наша профессия пускает людей с другим базовым образованием: например, как у меня – с историческим. При этом я, когда пришла в тележурналистику, училась в институте повышения квалификации работников телевидения – сегодня это Академия медиаиндустрии в Москве – и окончила его, кстати, с отличием. Но чтобы работать в журналистике, нужно, безусловно, иметь к этому талант, обладать способностями. Мне кажется, что есть несколько основных составляющих, которые лежат в основе нашей профессии: это природное любопытство, врожденная коммуникабельность, огромное желание общаться с людьми, умение чувствовать слово, увидеть информацию и сделать из нее материал, который будет интересен читателю, слушателю или зрителю.

– Уже не первый год говорят, что телевидение умирает. Как вы считаете, это действительно так?

– Никогда мы не откажемся от телевидения. Вы помните такую знаменитую цитату из знаменитого кинофильма – «Театр умрет, и ничего не будет кроме телевидения»? Это то же самое. «Газета умрет!». Нет, все будет жить до тех пор, пока оно будет наполнено смыслом и креативом. Уйти может форма, измениться может жанр, реконструироваться может производство. Но до тех пор, пока телевидение будет наполнено интересом, творчеством и содержанием, которое что-то дает людям, которое помогает им, просвещает их, оно будет жить.

 

«У всех нас: и у журналистов, и у специалистов по рекламе, связям с общественностью здесь особая миссия»

– Что вы хотите пожелать будущим журналистам и всем универсальным медиаспециалистам?

– Всем, кто зашел на поле медиа, я, прежде всего, желаю понимания того, что работа в медийном пространстве – особенная. У всех нас: и у журналистов, и у специалистов по рекламе, связям с общественностью здесь особая миссия. Сейчас все живут в мире медиа. Именно через медиа мы узнаем, что происходит в мире каждую минуту, каждую секунду. И все мы живем и работаем в условиях становления цифровой цивилизации. Если мы считаем себя специалистами в области медиа, мы должны помогать людям адаптироваться к этим условиям; надо, чтобы они умели находить и получать ценную информацию; нужно показывать людям, где правда, а где ложь, ориентировать их. То есть по большому счету быть профессиональными проводниками людей в глобальном информационном пространстве.

Read 160 times Published in: [ Образование ]
X
NEXT_SUGGESTED_ARTICLE

Поздравление ректора ЮУрГУ Александра Шестакова с Днём Победы

Уважаемые коллеги, аспиранты и студенты! Дорогие земляки! От всей души поздравляю вас с Днем Победы в Великой Отечественной войне!...

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.

Name *
Email  *